20.10.2017, Пятница

EUR
67.9333
19.10.2017 67.3577
18.10.2017 67.4596
17.10.2017 67.2988
USD
57.5706
19.10.2017 57.2721
18.10.2017 57.3392
17.10.2017 57.0861
AU
2375.49
19.10.2017 2358.11/2358.11
18.10.2017 2377.56/2377.56
17.10.2017 2395.42/2395.42
по курсу ЦБ РФ
1

Верховный суд рассказал, как оспаривать кабальные сделки

01.07.2017 18:17
Верховный суд сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, которые обычно практически невозможно оспорить. Он проанализировал дело женщины, которая, страдая тяжелым заболеванием, должна была еще и помогать близким: немощной старушке-матери и непутевому сыну, которого осудили по уголовной статье. Она оспаривала продажу единственного жилья для них троих, которое передала сожительнице сына за бесценок. Две инстанции решили, что женщина пропустила срок исковой давности. ВС счел, что его можно было восстановить, и дал указания, как пересмотреть дело по сути. Об этом пишет сайт pravo.ru

Примеров успешного оспаривания кабальных сделок почти нет из-за сложности доказывания, утверждает ведущий юрисконсульт «КСК групп» Елена Цатурян. Более того, есть практика, подтвержденная на уровне Верховного суда, что истец теряет право на оспаривание сделки, если продолжал или продолжает ее фактическое исполнение, развивает свою мысль партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. В то же время ей очевидно, что в жизни немало договоров заключаются на невыгодных условиях при стечении довольно тяжелых обстоятельств. В этих случаях пригодятся разъяснения из недавнего определения Верховного суда (дело  19-КГ17-10). Он четко сформулировал стандарт доказывания по кабальным сделкам, считает управляющий партнер юрфирмы "Солнцев и партнеры" Станислав Солнцев. Кроме того, комментирует он, ВС признал возможным восстановление срока обжалования по ст. 205 ГК, то есть открыл дорогу для оспаривания «старых» соглашений, что особенно актуально для споров вокруг недвижимости.

Когда обстоятельства сильнее

Верховный суд принял и рассмотрел жалобу Ирины Остапенко*, которая пыталась оспорить продажу единственного жилья сожительнице своего сына Дмитрия Колчева* Наталье Гарман*. Гарман жила в их доме с двумя маленькими детьми от другого отца. А в 2014 году она приобрела у Остапенко дом и участок за 420 000 руб. и 4682 руб. соответственно. Поскольку Гарман оплатила эту сумму материнским капиталом, жилье поступило в долевую собственность ее и ее детей. А в конце 2015 года покупательница подала иск о выселении «чужих» жильцов из своего дома.

Остапенко подала встречный иск о признании договора купли-продажи недействительным. По словам ответчицы, только тяжелые обстоятельства вынудили ее продать дом, в котором, кроме нее, жили сын и престарелая мать. Сама Остапенко страдала раком, должна была проходить стационарное лечение и дорогие обследования. Болела и ее 89-летняя мать. Незадолго до продажи дома старушка сломала ногу и не могла сама себя обслуживать, а уход за ней тоже требовал немалых денег. Как будто этих бед было недостаточно, в неприятности попал сам Колчев, которого осудили за хищение вверенного имущества (ч. 1 ст. 160 УК) и приговорили к штрафу в 40 000 руб. Это довольно-таки тяжелые обстоятельства, которые говорят в пользу кабальности сделки, уверяла Остапенко во встречном иске.

Она рассказала суду, как пыталась решить проблемы с помощью трех кредитов, которые взяла в конце 2013 – начале 2014 года. Но гасить их было сложно, весь постоянный доход семьи ограничивался небольшими пенсиями Остапенко и ее матери. И здесь подоспело предложение сожительницы сына, которое, как тогда казалось, поможет исправить ситуацию. Ответчица объяснила в суде, что пошла на сделку, потому что Гарман встречалась с ее сыном и жила в их доме. По уверениям Остапенко, «невестка» прекрасно знала о тяжелом положении семьи и осознавала, что покупает жилье за бесценок. Ведь, согласно отчету об оценке, дом стоил 1,7 млн руб. (в 3 раза дороже), а земля 501 000 руб. (в 107 раз дороже).

Два взгляда на одно дело

Буденновский городской суд Ставропольского края решил выселить Остапенко с сыном и матерью, но не нашел оснований признать куплю-продажу недействительной. Одним из основания отказа стал пропуск срока исковой давности: регистрация сделки состоялась 11 ноября 2014 года, а требование признать ее недействительной было предъявлено 25 декабря 2015 года (а поскольку сделка оспоримая, нужно было уложиться в один год). Кроме того, суд отверг отчет об оценке, потому что его составили в 2016 году, а дом был продан в 2014-м. Ставропольский краевой суд согласился с этими выводами.

Но краевому суду придется пересмотреть дело с учетом указаний Верховного суда, который нашел немало ошибок в решениях нижестоящих инстанций. Для начала суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности ввиду обстоятельств, связанных с личностью, таких как тяжелая болезнь (ст. 205 ГК). Ведь Остапенко страдала раком, а ее права не нарушались до тех пор, пока 3 ноября 2015 года сожительница сына не предъявила иск о выселении. Что касается оценки дома – тут судья должен был разъяснить Остапенко, что у нее есть право ходатайствовать о назначении судебной экспертизы. Кроме того, суды проигнорировали обстоятельства, которые свидетельствуют о тяжелом положении ответчицы, и не проверили, могла ли Гарман об этом знать. С такими замечаниями коллегия под председательством Вячеслава Горшкова отправила дело на новое рассмотрение.

Алгоритм: как оспорить кабальную сделку

ВС верно указал на совокупность неблагоприятных обстоятельств и даже на возможность восстановить срок исковой давности, одобряет Горелик. По ее предположению Остапенко, скорее всего, доверяла сожительнице сына, с которой жила под одной крышей, и не думала, что та может ее выселить. Горелик не исключает, что это обсуждалось, только не было прописано в договоре купли-продажи.

О том, что надо доказать в делах о кабальных сделках, рассказывает руководитель практики частного права национальной юридической компании «Митра» Константин Сердюков. Стечение тяжелых обстоятельств подтвердить обычно легко. По словам эксперта, в определении ВС этот вопрос освещен подробно и убедительно. Примечательно, что гражданскую коллегию интересуют детали жизни не только самой Остапенко, но и ее матери и сына. Гораздо сложнее, по мнению Сердюкова, доказать причинно-следственную связь между тяжелыми обстоятельствами и самой невыгодной сделкой. Судя по определению ВС, нельзя однозначно сказать, что именно сложное положение подтолкнуло Остапенко заключить договор, сомневается Сердюков. По его мнению, возможны и другие объяснения. Например, учитывая, что Гарман оплатила дом материнским капиталом, не исключено, что жители сговорились его «обналичить» и разделить между собой, рассуждает Сердюков. Но ВС ничего не сказал в определении о вопросах доказывания причинно-следственной связи, сожалеет юрист.

Еще одно обстоятельство, которое зачастую непросто доказать, – это осведомленность контрагента о тяжелом положении потерпевшего. Здесь Верховный суд ограничился ремаркой, что Гарман сожительствовала с сыном Остапенко и знала о ее проблемах, указывает Сердюков. «Получается, ВС фактически установил презумпцию осведомленности сторон о том, что у одной из них тяжелые обстоятельства, если они проживают совместно, – анализирует юрист «Митры». – Это должно облегчить доказывание в делах с подобными обстоятельствами».

В целом есть смысл оспаривать сделку как кабальную, если очевидно бедственное положение одной из сторон, и его можно доказать, резюмирует Солнцев из юрфирмы «Солнцев и партнеры». Он называет болезни, тюремное заключение, наличие большого долга, ущерб от стихийных бедствий и катастроф. Путь оспаривания при этом лежит через нерыночный характер расчетов или определение цены (например, рассрочка на 50 лет или кратное снижение стоимости), рекомендует Солнцев. Ведь сложно представить, что кабальную сделку можно заключить на рыночных условиях, подытоживает юрист.