21.11.2017, Вторник

EUR
69.6654
18.11.2017 70.3604
17.11.2017 70.704
16.11.2017 71.1721
USD
59.2746
18.11.2017 59.6325
17.11.2017 59.9898
16.11.2017 60.249
AU
2462.86
18.11.2017 2461.43/2461.43
17.11.2017 2464.32/2464.32
16.11.2017 2490.46/2490.46
по курсу ЦБ РФ
1

В Пекине определят будущий статус Си Цзиньпина. Коллапс СССР - незабываемый урок для Компартии Китая

17.10.2017 09:09
XIX съезд Коммунистической партии Китая открывается 18 октября. Его можно без преувеличения назвать событием мирового значения. Ведь примерно 2300 делегатов будут обсуждать планы политического и экономического развития страны, превратившейся во вторую сверхдержаву, пишет «Независимая газета»
Съезды по уставу созываются не реже одного раза в пять лет. И согласно неписаному правилу, предстоящий съезд должен определить, кто станет наследником нынешнего генерального секретаря, а значит, и председателем КНР через пять лет. Так было заведено, когда пару лет спустя после смерти Мао Цзэдуна неформальным лидером страны стал Дэн Сяопин.

Наследники Мао, натерпевшиеся от его самоуправства, особенно в годы «культурной революции», пришли к выводу, что власть генерального секретаря нужно ограничить двумя сроками. Порулил 10 лет – уступи место новому поколению. Однако нынешний лидер Си Цзиньпин сосредоточил в своих руках беспрецедентные полномочия, получил звание корня Коммунистической партии.

Поэтому иностранные наблюдатели бурно обсуждают вопрос: уйдет нынешний генсек после того, как исчерпает свой последний пятилетний мандат, или останется на посту вопреки традиции, сложившейся при Дэне? В китайских социальных сетях уже высказывается аргумент в пользу продления мандата. Ведь Си наметил грандиозный план преобразований, именуемый «китайской мечтой». А 10 лет для этого явно недостаточно.

Коммунистическая партия Китая – это самая крупная политическая партия в мире, в ней – 85 млн членов. Ее иногда называют и партией, которая дольше всех других партий в мире находится у власти – с 1949 года, когда была провозглашена КНР. В тот период она была бедной страной, почти такой же, как Индия.

Сегодня ее называют второй экономикой мира, а при расчете по паритету покупательной способности ВВП Китая даже превзошел ВВП США. Пару лет назад, когда произошел обвал фондовых рынков, многие комментаторы предсказывали жесткую посадку экономике. Но в этом году, как прогнозирует Reuters, объем промышленного производства вырастет на 6,2%; запасы иностранной валюты достигнут более 3,1 трлн долл.

Заслуги КПК в подъеме уровня жизни людей признаны во всем мире. Си Цзиньпин сказал, что последние очаги бедности будут ликвидированы к 21 году, когда партия отметит свое 100-летие. К этому же времени в Китае должно быть создано сравнительно зажиточное общество «сяокан» – по терминологии, заимствованной из учения Конфуция.

Казалось бы, съезд открывается в чрезвычайно благоприятной обстановке. Если заимствовать названия из истории России, конкретно периода 1934 года, его можно было бы окрестить «съездом победителей». Но в том-то и дело, что само напоминание о судьбе КПСС наводит китайский истеблишмент на мрачные мысли. Недаром накануне заседаний в Пекине во всех партийных школах главным предметом изучения стали причины коллапса Советского Союза. Более того, член Политбюро Лю Цибао, глава отдела ЦК, отвечающего за СМИ, провел в Пекине специальное заседание рабочей группы на эту тему.

Как сказал Лю в докладе, причин развала СССР много. Это и консерватизм, и отсутствие гибкости у советских лидеров. Но главная беда в том, что они отклонились от пути марксизма–ленинизма и социалистического пути, начатого Октябрем. Чтобы китайские граждане усвоили этот урок, власти готовят поездки китайских туристов в Россию.

Советский Союз перестал существовать более четверти века назад. Почему, спрашивается, тема краха нашей державы и КПСС не оставляет в покое умы руководителей КПК? Может быть, дело в том, что, как говорится в исследовании РАН, посвященном российско-китайским отношениям, китайская бюрократия была создана на основе советского образца, и коммунистическая идеология до сих пор является для части китайской политической элиты источником понимания и будущего, и настоящего.

В беседе с «НГ» заместитель директора Института стран Азии и Африки МГУ Андрей Карнеев отметил: «Тут явно прослеживается связь с антикоррупционной кампанией, которая стала самой яркой чертой внутриполитической жизни страны при Си Цзиньпине. Сами китайские руководители говорили, что это не кампания, а постоянная работа, она и дальше будет проводиться. А почему? Я могу сослаться на вышедший в Китае телевизионный сериал, который называется «Именем народа». Считают, что он отражает борьбу с коррупцией и нынешнее состояние партии».

Положительные герои в фильме рассуждают: как же объяснить парадокс? Уровень жизни повышается, а недовольство народа усиливается. И положительный герой дает ответ. Все дело в том, что кадры партии оторвались от народа, занялись решением собственных проблем. И народ перестает воспринимать партию как борца за его интересы.

«Это напоминание кадрам, что ситуация непростая, – говорит эксперт. – Крах КПСС для китайцев – самый убедительный пример того, как партия оторвалась от народа, как функционеры превратились из слуг народа в людей, озабоченных своими личными интересами, устройством себя, своих родственников. То есть этот сериал отражает реальное положение.С одной стороны, огромные успехи, а с другой – нарастает кризис легитимности правящей партии. Партийные чиновники, подобно советским, перестали думать о народе, думают только себе. Руководство считает, что это нужно срочно исправлять».

В самом деле, многих китайцев ошеломило известие о том, что в преддверии съезда был исключен из партии и лишен всех руководящих постов 54-летний Сунь Чжэнцай, член Политбюро и руководитель парторганизации Чунцина, города и гигантского административного центра с населением 30 млн человек. Как подчеркивает интернет-газета Aisia Times, падение Суня показывает, что непотизм и мздоимство в верхах не искоренены. А уж о низах говорить не приходится. Центральная комиссия по проверке дисциплины накануне съезда сообщила: с 2012 года до конца июня 2017-го к ответственности были привлечены 1,343 млн чиновников низового ранга.

Си Цзиньпину за пять лет пребывания у власти удалось вычистить немало разложившихся кадровых работников. Но главной темой его доклада станет программа дальнейших реформ в экономике и политике. В экономике главная проблема для Си – как ею управлять в условиях, когда темпы роста по сравнению с предыдущими десятилетиями замедляются, а долги банков, государственных и частных компаний и физических лиц растут. По данным профессора Джона Вонга из Университета Сингапура, они равняются 269% ВВП страны.

Что касается политических реформ, то наблюдатели не ждут ничего сенсационного. Курс взят на укрепление руководящей роли партии, усиление контроля над обществом и медиа, особенно социальными сетями. Похоже, Си считает, что может справиться с возложенной на него миссией только на пути укрепления личной власти. Его влияние уже сопоставимо с тем, каким пользовался архитектор реформ Дэн Сяопин. Но Дэн был первым среди равных. Он опирался на выдвинувших его ветеранов партии.

Такая система сохранялась и при двух предшественниках Си – Цзян Цзэмине и Ху Цзиньтао. Начав антикоррупционную кампанию, Си сумел преодолеть в известной мере клановость в партийном аппарате, среди директоров крупнейших госкомпаний и в армии. В то же время Си помимо должности генсека партии, председателя КНР и председателя Центрального военного совета (практически главнокомандующего) возглавил еще многие комиссии, которые ведают политическими, экономическими реформами и проблемами обеспечения безопасности государства.

Как представляется комментаторам, Си гораздо большее внимание уделяет идеологии, чем его предшественник Ху Цзиньтао. Наблюдатели ожидают, что его интерпретация марксизма будет занесена в Устав партии наряду с идеями Мао Цзэдуна и теорией Дэн Сяопина. Но еще большее значение приобретает вопрос о наследнике. Си пока не сделал никаких шагов, которые можно было бы истолковать как то, что он готовит кого-то себе на смену. Очевидно, только в ходе или после съезда станет ясно, желает ли он остаться на своих постах на третий срок.
Владимир Скосырев,
«Независимая газета». Дипкурьер