23.10.2017, Понедельник

EUR
67.8927
20.10.2017 67.9333
19.10.2017 67.3577
18.10.2017 67.4596
USD
57.5118
20.10.2017 57.5706
19.10.2017 57.2721
18.10.2017 57.3392
AU
2367.24
20.10.2017 2375.49/2375.49
19.10.2017 2358.11/2358.11
18.10.2017 2377.56/2377.56
по курсу ЦБ РФ
1

Новогоднюю ёлку миру подарило Забайкалье?

02.01.2017 20:26
Дома большинства забайкальцев независимо от национальной принадлежности в эти праздничные дни украшает новогодняя елка, точнее новогодняя ель, ставшая одним из главных символов Нового года. Однако, далеко не все знают, что история этого праздничного дерева несколько раз оказывалась тесно связанной с Забайкальем
Все начиналось с Петра I

Широко известно, что первым обычай празднично встречать Новый год с ёлкой ввел в России Петр I. Хотя это не совсем так. Дело в том, что, перенеся в 1699 году начало года с первого сентября на первое января (плюс поменяв исчисление со времени основания мира на Рождество Христово), Петр Великий лишь велел украшать дома и ворота вечнозелеными деревьями и ветвями. А какие в России вечнозеленые деревья? Хвойные. Но о ёлке, праздничном новогоднем дереве для детей и взрослых, тогда речи еще не шло. Приход именно новогодней ёлки в Россию произошел лишь в ХIХ веке, когда в Зимнем дворце первую ёлку установила жена императора Николая I Александра Федоровна (не путать с женой Николая II, которую звали точно так же).

Кстати во времена второй Александры Федоровны, точнее Николая II, новогоднюю ёлку в России впервые и запретили. Синод Русской православной церкви ее недолюбливал со времен Петра, видя в ней не то язычество, не то сектантство. И добился таки ее запрета с начала Первой мировой войны, как обычая, пришедшего к нам из враждебной Германии. Тогда как раз и Петербург в Петроград переименовали.

Петр Великий действительно привез традицию шумно и весело встречать Новый год с 31 декабря на 1 января из той части Европы, которая позже стала Германской империей. Причем из той ее части, где господствовали протестанты-лютеране, которых православные иначе как сектантами не именовали.

В тех местах по сей день существует легенда о том, как один из «апостолов» протестантизма Мартин Лютер, возвращаясь домой в ночь накануне Рождества (а происходило это в конце 1513 года), был настолько поражен красотой звездного неба, что ему показалось, будто звездами украшены и ветви елей, стоящих вокруг, и он даже слышит их едва заметный серебряный перезвон. Придя домой, Лютер поставил на стол ёлочку и украсил ее сверкающими звездочками и горящими свечами. В итоге церковные организации придали иной смысл языческим подношениям духам и богам.

Считая ёлку символом истории Адама и Евы, они развешивали на ней, как на «древе познания», красные и зеленые яблоки. Как дерево мистическое, отпугивающее разную нечисть, ёлку задабривали другими плодами (например, грушами), орехами, съедобными изделиями из теста и сахара. Чтобы победить злые силы, ее расцвечивали тлеющими головешками.

Постепенно убранство ёлок становилось богаче. Германские стеклодувы придумали очень красивые и легкие стеклянные украшения, в том числе и шары, которыми были заменены яблоки. Вместо головешек стали использовать горящие свечи, которые символизировали Христа, несущего свет миру. Примечательно, что одно время количество свечей регламентировалось: их должно было быть 12 - столько, сколько месяцев в году.

В 18 веке праздничная ёлка в том виде, в котором мы ее знаем, распространилась из Эльзаса по всей Европе. В 1819 году она появилась как атрибут встречи Нового года в Венгрии, в 1820-м - в Праге, в 1829-м - в Скандинавии, в 1840-м - в России.

«Причем у нас, - пишет журналист Дмитрий Калюжный в статье «Главное дерево» («Загадки истории», №39, 2013, с.14), - вместо маленьких ёлочек начали устанавливать ёлки до потолка, и ставили не на столе, а в центре комнаты».

Почему так? От размаха русской души или сработала генетическая память?
И тут возникает вопрос - а не появилась ли ёлка в Европе до Лютера?

Гуннские обычаи и их родина

Журналист Борис Шаров провел целое расследование на тему «Что дарили гунны на Новый год» («Тайны ХХ века», №51, декабрь 2013 года, сс.10-11). По его мнению, традицию ставить перед Новым годом ёлку в домах германцам передали гунны: «Небольшой отряд гуннов (после их разгрома в 454 году – авт.) ушел в Баварию... Там они жили бок о бок с германскими племенами, постепенно смешиваясь с ними. Потом традиция ставить перед Новым годом ёлку в домах для потомков гуннов потеряла ритуальный смысл и приобрела праздничный. Место бога Йерлу занял святой Николай Мирликийский, прообраз Санта-Клауса».

Шаров убежден, что именно гунны или хунну, как именовали их в китайских летописях, подарили миру новогоднюю ёлку. «Гунны считали, - пишет он, - что в первое утро нового года на землю спускается бог Йерлу. Он обязательно заглядывает в жилища, где есть юноши и девушки, которые в наступившем году должны стать совершеннолетними. Чтобы Йерлу не заблудился, и ему было удобно спускаться с небес на землю, в жилище ставили ель. Ее могли нарядить свежими охотничьими трофеями или небольшими серебряными украшениями, чтобы задобрить желанного гостя».

И это еще не все. В одной из китайских летописей приводится рассказ посланника, которого наступление нового года застало в лагере вождя хунну. Он утверждал, что под утро родители в сопровождении шаманов обходили жилища и клали под ель подарки: мальчикам – лук и меч, девочкам – веретено.

«Было у хунну, - утверждает Борис Шаров, - и некое подобие ёлок для всех, которые теперь у нас ставят на площадях. Правда, знать, шаманы и лучшие воины, собиравшиеся у священного дерева в новогоднюю ночь, ждали вовсе не подарков. И украшения у такой ёлки были необычные. На дерево развешивали куски мяса, шкуры, черепа убитых врагов, вокруг разбрызгивали кровь жертвенных животных и пировали. Шаманы гадали, каким наступающий год будет для народа хунну». И по прошествии веков, убежден этот автор, уже в Европе «традиция ставить перед Новым годом ёлку в домах для потомков гуннов потеряла ритуальный смысл и приобрела праздничный».

Большинство историков считают, что гунны, хунну или сюнну жили на территории современной Монголии, Северного Китая, части Средней Азии, ну и, конечно, в районе Байкала.

А вот польский ученый Юлиан Талько-Гринцевич, с 1892 по 1908 годы живший и работавший в Забайкалье (он трудился окружным врачом в Троицкосавске недалеко от Кяхты), много времени уделял археологии и сделал выдающееся открытие. Он доказал, что родиной гуннов было именно Забайкалье. Опубликованные статьи и работы были хорошо встречены российской наукой. Географическое общество в Петербурге в 1904 году наградило польского исследователя большой золотой медалью. Впоследствии Юлиан Доминикович стал ученым, получившим мировое признание.

С тех пор не только в Западном, но и Восточном Забайкалье археологи ведут кропотливый сбор информации о пребывании в нашем регионе знаменитых гуннов.

А в свете легенд, что привел Борис Шаров, новый, можно сказать, сакральный смысл приобретает и история рождения Цасучейского бора. Возможно, с древнейших, еще с гуннских времен – это бор священных деревьев. По-другому выглядит тогда и обычай бурят, монголов и тибетцев повязывать цветные кусочки материи на деревьях в священных местах, поклоняясь духам тех или иных мест. Ведь все эти народы живут на территориях, тысячелетия назад принадлежавших гуннам.

А теперь вновь вернемся к новейшей истории, точнее истории ХХ века.

Инициатива забайкальца

Официально большевики запретили празднование Нового года в 1925 году. В начале 1924 года умер Владимир Ленин, в центре Москвы появился его Мавзолей, часть левацки настроенных лидеров РКП(б) всерьез подумывала о том, чтобы подобно французским якобинцам создать новые революционные ритуалы, возможно и новый календарь. Новогоднюю ёлку объявили «поповским обычаем», проигнорировав, что именно Синод запретил ее в 1914 году.

Вернули ёлку советскому народу в канун встречи 1936 года. 28 декабря 1935 года с заметкой «Давайте организуем к Новому году детям хорошую ёлку» выступил кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б) Павел Постышев. Герой гражданской войны на Дальнем Востоке, он был хорошо известен и в Забайкалье. В 1921-1922 годах он был по сути дела руководителем Прибайкальской области (нынешняя Республика Бурятия) и членом Дальбюро ЦК РКП(б), главного штаба большевиков в ДВР, не раз бывая в Чите, где этот штаб и правительство ДВР базировались с октября 1920 года.

Кто знает, может именно в Забайкалье, крае, далеком от столиц, а потому и не исполнявшем все предписания центра (благо тут всегда было много ссыльных и просто фрондирующей интеллигенции), в том числе и в отношении запрета на празднование Нового года с ёлкой, ему это пришлось по душе. А может просто приказ от товарища Сталина, которого сам же в этом и убедил. На эту тему сегодня можно только строить предположения. Но после его заметки все партийные и советские органы власти получили указание обеспечить детские новогодние праздники ёлками. Но потом так и пошло. И даже смерть Павла Постышева, которого как «врага народа» расстреляли в феврале 1939 года, ничего уже не поменяла. Более того, 1949-й год стал первым Новым год в СССР, объявленным государственным праздником, а 1 января - выходным днем.

Празднование встречи Нового года с обязательной новогодней ёлкой, роль которой часто играли самые разные деревья, до настоящего времен остается неизменной.

Так что из Забайкалья, через Забайкалье, ёлка вновь вернулась и в Забайкалье, украсив по пути всю Россию и даже весь мир. Ну, а быть родиной новогодней ёлки, неважно какой, языческой, христианской, коммунистической..., главное – праздничной и любимой детьми всех народов и конфессий, - что может быть лучше? Это, так сказать, всем брендам бренд!

Александр Баринов