28.04.2017, Пятница

EUR
62.1664
27.04.2017 61.5052
26.04.2017 60.7932
25.04.2017 60.8461
USD
56.9707
27.04.2017 56.3131
26.04.2017 55.8453
25.04.2017 56.0794
AU
2315.75
27.04.2017 2290.2/2290.2
26.04.2017 2281.14/2281.14
25.04.2017 2293.05/2293.05
по курсу ЦБ РФ
1

Борис Титов: бизнесу в России нужна самооборона

30.09.2016 18:37
Лидер «Партии роста», уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов в преддверии Международного инвестиционного форума «Сочи-2016» рассказал в интервью ТАСС о том, как продолжают «кошмарить» бизнес в России, какие предложения для защиты предпринимателей партия готова внести осенью в Госдуму, а также почему всех нас ждет возвращение в 1993–1995 годы
- Одной из ключевых, наболевших тем во взаимоотношениях бизнеса и власти остается тема противостояния с силовыми структурами. Какова ситуация сегодня? Есть ли положительные подвижки?

- Предприниматели слышат об этой теме каждый день, так как уголовное преследование бизнеса в России не прекращается, а только увеличивается. В этом году по статье 159 «мошенничество» на 25% выросло количество возбужденных уголовных дел. В 2015 году по сравнению с 2014 годом по всем «экономическим» статьям УК количество заведенных дел выросло на 30%. Экономика у нас падает, а количество уголовных дел резко возрастает. Нам удается решать вопросы по отдельным людям, с некоторых были сняты аресты, - Грачев, Хуруджи, Каменщик. Но это пока капля в море, в основном мы видим ужесточение!

Комиссия Иванова (рабочая группа по мониторингу и анализу правоохранительной деятельности в сфере предпринимательства, которой руководил экс-глава администрации президента РФ Сергей Иванов. - Прим. ред.) вынесла пакет предложений, и он был принят Госдумой в весеннюю сессию. Мы называем этот пакет «косметическим», так как он ничего не решает. Например, допуск адвоката в камеру - это, конечно, важная тема, но это ничто в масштабах проблем, которые существуют сегодня. Некоторые меры даже ухудшили ситуацию! Например, статья 159, часть 4 «мошенничество в предпринимательской сфере», где наказание было 5 лет лишения свободы, была отменена. Вместо нее введена статья 159 часть 7 «мошенничество при выполнении хозяйственных договоров в предпринимательской сфере», но наказание уже оказалось 10 лет.

- Какие изменения необходимы в этой сфере?

- В первую очередь должна быть декриминализирована часть статей, должна быть усилена ответственность сотрудников правоохранительных органов. Соответствующий пакет предложений я уже отдал президенту (РФ Владимиру Путину. - Прим. ред.).
Есть целый набор вещей, которые нуждаются в изменениях. Это касается и определения меры пресечения. По нашему мнению, арест должен производиться только с согласия прокурора, а судьи, которые избирают меру пресечения, не должны заниматься рассмотрением дела по существу.

- По каким направлениям вы будете работать в первую очередь?

- В первую очередь - порядок возбуждения уголовных дел, так как если дело завели, то с большой долей вероятности бизнес на этом закончится, и неважно, какой будет в итоге приговор - оправдание или наказание.

Не должны уголовные дела возбуждаться так легко, как это происходит сейчас. Возможно, необходимо вернуться к санкциям прокурора на возбуждение уголовного дела. Кроме того, если дело уже возбуждено, мера пресечения должна избираться очень осторожно, а арест применяться в крайнем случае. Фигурант дела по экономическим статьям не представляет угрозы! Мера пресечения также должна избираться с согласия прокурора, а не штамповаться следователями. Эти два пункта основные.

Еще одна важная вещь - мера ответственности правоохранительных органов за нарушение закона при возбуждении уголовного дела и в ходе реализации процессуальных действий, таких как арест, обыск, вещественные доказательства. Сегодня вокруг одного обвинения образуются десятки судов по процессуальным действиям, которые, к сожалению, часто осуществляются с нарушением.

- На какой стадии находится работа по этим трем направлениям?

- На начальной стадии, хотя мы продвигаем этот вопрос давно! Работа комиссии Иванова, к сожалению, не дала никаких прорывов.

Сегодня без широкой общественной поддержки эту проблему не решить, и это касается не только ситуации с уголовным преследованием. Нам необходим отход от сырьевой экономики, переход к политике, которая стимулирует развитие предпринимательства в стране, не за счет нефти, а за счет труда многих миллионов людей в нашей стране. И это возможно только в том случае, если также решить в стране вопрос уголовного преследования, закончить административную войну с бизнесом. Поэтому мы и создали «Партию роста», это для нас, прежде всего, инструмент работы с обществом, с народом.

- Как обстоят дела с преследованием бизнеса по административным правонарушениям?

- Еще хуже. По нашей оценке, в России проводится более 8 млн проверок в год. При этом плановых проверок стало меньше, зато они с лихвой компенсировались внеплановыми. Полагаться ни на какие институты, кроме прокуратуры, которая активно нам помогает бороться с административным произволом, фактически нельзя.

Сейчас мы ведем работу по созданию так называемой системы самообороны бизнеса. С помощью онлайн-сервиса каждый предприниматель, к которому пришла незаконная проверка или на бизнес которого оказывается давление, в один клик сможет оповестить об этом правозащитников. На тревожный сигнал отреагирует региональный уполномоченный, наши юристы. Искренне верю, что так мы сможем административный пресс снизить.

Самое худшее, впрочем, в другом: сегодня в нашей стране просто невыгодно делать бизнес. Сейчас в стране самый серьезный за всю историю новой России кризис, падение экономики продолжается семь кварталов подряд. Фактически мы живем в новой экономической реальности: упала цена на нефть и потребительский спрос падает. Есть риск, что, если тенденция сохранится, он достигнет уровня 1993–1995 годов - это уровень бедной страны. Наш бизнес в своих планах ориентировался совсем на другое - на высокий спрос на внутреннем рынке. Мы были, может быть, не самой богатой страной, но во втором эшелоне точно были. И сейчас бизнес попал в тиски: с одной стороны падающий спрос на внутреннем рынке, с другой стороны политика финансовых властей, которая не только не помогает, но еще и мешает.

- В чем это выражается?

- В первую очередь в повышении ключевой ставки ЦБ до 17% в декабре 2014 года. И до сих пор она высокая, фактически запретительная для многих бизнесов. Раньше они брали кредиты и пережидали тяжелые времена. Сейчас они набрали кредитов по очень высоким ставкам, так как по другим просто не было, и уже полтора года ситуация не меняется к лучшему. Бизнес не видит перспективы и не понимает, когда страна выйдет из кризиса.

- Какие у вас прогнозы на следующий год?

- Будет хуже, чем сейчас. Многие бизнесы сейчас просто держатся, пытаясь закрывать финансовые дыры, перекредитовываться, потому что у них упало производство, но издержки оказались высокими. Все пытаются как можно дольше не упасть, но с каждым днем это все сложнее.

Если ничего не делать, то ситуация ухудшится, будет волна банкротств. Нужно помогать бизнесу, а не банкам - три госбанка показывают, кстати, рекордную доходность. Нужно вывести бизнес на новый виток развития: сделать кредитование доступным по цене и долгим по сроку, а также наращивать спрос на внутреннем рынке с помощью специальных программ.

Еще момент - общее количество рабочих мест в России с 2013 года сократилось на 6,7 млн человек, больше, чем на 10% от активного населения страны. И это не те люди, которые пришли потом на биржу труда. Потеряв свои рабочие места, они либо уехали из страны, либо стали работать нелегально. В Калининграде за 2015 год количество рабочих мест в малом бизнесе сократилось почти в два раза. Это значит, что все, кто работал легально, ушли в тень.

- Что произойдет после того, как вы представите свою программу экономического развития? Каковы дальнейшие действия Столыпинского клуба?

- Мы будем настаивать на том, чтобы ее приняли. Мы ведем разговоры с правительством и президентом и надеемся убедить их до декабря 2016 года провести в жизнь предлагаемые нами в рамках «Стратегии роста» первоочередные меры.